Взгляд в историю. Якутия арестантская

28.11.2019 13:42 0

Взгляд в историю.  Якутия арестантская

В советские времена говорить об уголовной ссылке в Якутии было как-то не принято. В обществе создавалось мнение, что к нам отправляли только благородных политических ссыльных социал-демократического направления. Но правда жизни состоит в том, что число уголовных ссыльно-поселенцев значительно превосходило количество, к примеру, декабристов, народников, большевиков, меньшевиков и эсеров. Уголовная ссылка оказала большое влияние на жизнь нашего северного края.

По замыслу властей ссылка должна была ослабить криминогенную обстановку в европейской части Российской империи. Такой подход был принят и в других странах. Ссылку преступников из метрополии на ее колониальные окраины применяли Англия и Франция. Австралия и Новая Зеландия, Алжир и Мадагаскар обрастали мощными поселениями ссыльных и каторжан.

Указы мало помогали

Что же касается Якутска, то он никогда не был тихим и спокойным городом. Видно, так было предначертано ему судьбой. Почти с самого основания в его окрестностях орудовали разбойники и бандиты, грабившие ясачные комиссии и якутские селения.

Одной из первых в архивных источниках ХVIII века упоминается банда Васьки Чалого, которая достигала солидной цифры – 30 человек. Эта шайка состояла из беглых казаков, бездомных горожан и обнищавших «пашенных». В указе городского головы того времени читаем: «…по острогу в воротах и по башням, и по стенам караулы держать неоплошно; чтобы караулы были в указанных местах во дни и ночи беспрестанно, чтобы в городе нигде разбою и татьбы, и душегубства и иного никакого воровства и корчмы, и бражки, и табаку не было. А буде какие люди учинут красть и разбивать и иным каким воровством воровать, велеть таких людей имать и расспрашивать, и по них сыскивать; и учинить им по Соборному уложению, кто чего доведетса…».

Но даже такие «грозные» указы не спасали Якуцкъ. По весне, после холодов, около города шатались шайки, совершавшие разбои, грабежи и убийства. Позднее Якутск стал популярным местом ссылки. И ссылали сюда не только революционных демократов, но и настоящих уркаганов. А они и здесь не переставали творить свои злодейства, сколачивая бригады из себе подобных.

Партия политических ссыльных, направляемая в Вилюйск. Конец 19 века

Этапом до Якутска

Как свидетельствуют фонды Национального архива РС(Я) и Министерства внутренних дел РФ по РС(Я) до отмены крепостного права 1861 года количество уголовных ссыльных в Якутии было невелико. Объяснялось это тем, что основную массу уголовников отправляли как дешевую рабочую силу на Нерчинские рудники в Забайкалье.

По мнению ученых-историков, самый значительный законодательный акт, увеличивший число уголовных ссыльных, был принят в 1879 году. Согласно нему городским и сельским общинам разрешили своими постановлениями ссылать в Сибирь людей «за порочное поведение», в основном за дебоширство и тунеядство. Это привело к экспорту преступности, в частности, в Якутию.

Этот этап проходил до 1900 года, когда был издан закон, отменивший сибирскую ссылку в качестве наказания за уголовные преступления. Но это не привело к снижению уровня преступности, так как сократилось число ссылаемых, но уголовный элемент из прежних продолжал отбывать наказание или оседал в Якутске и прилегающих селениях после отбытия срока.

«Поток уголовных ссыльных увеличился после поражения в русско-японской войне 1905 года, – говорит историк Евгений Копылов. – Местом ссылки бродяг вместо наполовину оккупированного Сахалина назначили Якутию. Подчеркну, что бродяги того времени отнюдь на напоминали сегодняшних сравнительно безобидных бичей. Они имели более богатый криминальный опыт и нередко под их личиной скрывались опасные беглые преступники, сменившие имена.

1908 год лишь условно можно назвать годом окончания уголовной ссылки в Якутию. Последствия пребывания уголовников ощущались довольно долго, ибо значительное их число осело у нас и оставалось до начала гражданской войны. Окончательно уголовные поселенцы были выдворены из Якутии лишь в 1920 году. Некоторые отдельные рецидивисты и их потомки нанесли еще немало вреда, как, например, вдохновитель банды конокрадов «Бычья голова» Мурынкин и Журавлев, сын известного до 1917 года бандита Галанчукова, осужденные уже в 1934 году».

Холодное лето 83-го

К 1877 году в Якутии пребывало 4497 ссыльных разного калибра, что многократно превышало количество полицейских, тюремных стражников и казаков. Подавляюшее большинство уголовных ссыльных оказывалось в Якутске, откуда их отправляли по улусам. Лишь малое количество оставляли южнее, на территориях современных Ленского и Олекминского районов.

Для Якутска это было не так уж актуально, потому что вокруг города все земли были заняты не только простыми крестьянами, но и купцами, чиновниками и богатыми горожанами, не собиравшимися уступать ни одни участок для ссыльных. Но даже после водворения в улусы уголовников как магнитом тянуло в Якутск, так как в сельской местности надзор за ними был слаб из-за малочисленности полиции и не строгих подходов местных администраций, нередко запуганных настоящими уркаганами.

В сам же Якутск причисляли в год от пяти до 10 самых смирных уголовных ссыльных. Но незаконно прибывшие в город другие уголовники, едва обустроившись, часто привлекали к себе сопарников из других даже отдаленных мест.

Тягостное воздействие уголовной ссылки можно получить из информации о довольно регулярно проводившихся по царским манифестам амнистиях. Такие манифесты издавались 25 мая 1868, 13 мая 1871, 9 января 1874, 15 мая 1883 годов. Ну и, конечно, самая крупная амнистия произошла в 1913 году в связи с 300-летием Дома Романовых.

Благостные вести о помиловании омрачались тем, что амнистированные были не в силах сразу же выехать на родину. Скапливаясь в основном в Якутске, не имея денег и заработков, они были вынуждены вновь встать на преступный путь.

По справке главного полицмейстера за 1883 год в Якутии было освобождено 204 уголовника, среди которых были люди не только совершившие мелкие преступления, но и осужденные за кровосмешение, растление малолетних и убийства. Вместе с политссыльными всех помилованных на пристани собралось до 400 человек, и выехать по Лене такая масса при тогдашнем развитии речного транспорта не могла. Их этапирование продлилось вплоть до сентября.

Пили ведрами

Как и сейчас, большинство преступлений совершалось в столице Якутской области на правах губернии. Самый крпный населенный пункт, центр торговли края, перевалочный пункт для ссыльных всех мастей – вот причины, стимулировавшие рост преступности. К ним, на наш взгляд, стоит прибавить и торговлю спиртным, которая велась с размахом.

К 1913 году в городе было 15 легальных кабаков, трактиров и буфетов. Спиртное, как дополнительный товар, продавали в лавках и погребах. Объем продаж был весьма велик, хотя круглосуточно горячительным не торговали. Годовой оборот лишь одной винной лавки, продававшей водку исключительно государственного разлива, составлял 35 тысяч рублей. Ведро казенной водки (12,3 л) по тем временам стоило 11 рублей.

В 1911-14 годах в Якутске продали спиртного на 1 млн 671 687 рублей. Громадная сумма! Город служил и перевалочным пунктом для спиртоносов, доставлявших алкоголь в Верхоянский, Колымский и Вилюйский округа. Горячительные напитки там обменивали в основном на пушнину. Отдельный учет «пьяной» преступности до революции не вели, но обильная продажа спиртного несомненно влияла на количество преступлений.

«Главными виновниками всевозможных преступлений в Якутске являлись уголовные ссыльные, оседавшие в городе или отлучившиеся в него из мест своих причислений, – говорит главный археограф Национального архива РС(Я) Александр Калашников. – В 1865 году с согласия городских властей небольшая часть уголовных поселенцев была причислена в мещанское сословие, они потом стали добропорядочными горожанами. Но их было совсем мало по ряду причин. К примеру, поселенец мог поменять свой статус при хорошем поведении лишь после 10 лет ссылки.

С наплывом криминальных элементов в Якутске пытались бороться с помощью выселений. Первая такая депортация относится к 1872 году. Но выдворенный таким способом сброд вновь возвращался обратно. Этому способствовал, в частности, начавший складываться тогда рынок сдаваемого в аренду жилья и даже сарайчиков и хотонов, куда жильцов пускали летом».

Гоп-стоп на Большой

Большой наплыв ссыльных и бродяг в Якутске отмечался в 1885 году, когда в округе случилась сильная засуха, число заработков в улусах сократилось. Число преступлений настолько увеличилось, что городская Дума по настоянию гласного Владимира Гольмана просила губернатора позволить выселить «праздношатающихся».

Интересно, что Гольман, выражая интересы купечества, объяснил необходимость выселения «проникновением в Якутск евреев, поднявших цены на продукты и скупавших краденое». Вполне возможно, что влиятельные купцы использовали лозунги по борьбе с преступностью, чтобы вытеснить еврейских торговцев. При этом заметим, что в других регионах под благовидными предлогами устраивались погромы.

С 1870 по 1886 гг. население Якутска выросло с 5838 до 7486 человек. Хотя фактическое количество его обитателей было больше и это несмотря на то, что город развивался лишь в торговом направлении. Крупных промышленных предприятий, требовавших десятки, а то и сотни работников практически не было, поэтому трудоустроиться «лишним» людым было трудно.

Примерную картину криминальной обстановки представляет найденная в архивах сводка за август 1890 года. Заметим, что в ней перечислены лишь серьезные преступления, не упомянуты кражи и хулиганства: «12 августа загорелись щепки у амбара прокурора Кокшарского, подозрение на поджог, виновный не найден; ссыльно-поселенец Кульев ранил ножом городового Тюшева; 14 августа – загорелась крыша дома казачьего сотника Олесова (подозрение на поджог, ушерб 8 рублей, виновный не найден); неизвестными избит до потери памяти купец Соловьев; 17 августа 5 грабителей напали на лавку купца Попова, но были разогнаны выстрелами из револьвера одного из приказчиков; 20 августа на Большой улице неизвестный среди бела дня ограбил девицу Харитонову; 28 августа ссыльный Васильев убил на Зеленом лугу ссыльного же Русанова и впоследствии был схвачен».

Сегодня такими происшествиями никого не удивишь, но для семитысячного города все же многовато, если учесть к тому же, что каждый месяц в городе непременно происходило хотя бы одно убийство.

Девочек-с не желаете-с?

К концу 19 века в Якутске стали появляться крупные торговые дома, ставшие завозить множество российских и импортных товаров фабричного производства. Для их реализации стали устраивать сезонные ярмарки-распродажи, привлекавшие многих покупателей из улусов. А им надо было где-то жить. В результате стали появляться доходные дома, хозяева которых пускали ссыльных не только на ночлег, но и для встреч в дневное время за отдельную небольшую плату.

Рыночная ниша в виде открытия больших гостиниц, что облегчило бы контроль за прибывающими в город, популярностью не пользовалась. Почему богатые купцы пренебрегали этим бизнесом остается загадкой. Существующее подобие гостиниц в Кружало и Гостином дворе было «ведомственным» купеческим, давая ночлег только торговцам.

Разумеется, не все доходные дома в центре, поближе к пристани, были по карману арестантам. Поэтому для них и «праздношатающихся» ссыльных в то время появились настоящие хрущобы в районе «кирпичных сараев» (приблизительно на месте трех девятиэтажек на берегу сайсарского озера) и за Талым озером, где сейчас расположен Дворец Детства. В этих районах отлеживался криминальный элемент, ибо изобиловал всевозможными притонами, где можно было затаиться на время.

«Сомнительных лиц привлекали и два дома терпимости, существовавшие под видом бань, – говорит Евгений Копылов. – Проституцией занимались дочери ссыльно-поселенцев и их свободные родственницы, официально зарегистрированные как проститутки и имевшие желтые билеты. Один дом терпимости закрыли в 1891 году, когда сбежавшую из него дочь ссыльного нашли мертвой возле «кирпичных сараев», что вызвало скандал. Вторую «баню» закрыли в 1902 году, когда губернатор получил жалобу от неизвестного «доброжелателя».

Следствие не доверили полиции, его вели чиновники областного управления. Им удалось выяснить, что заведение работало долго благодаря взяткам, раздаваемым полицейским его владелицей Рабинович. Налицо была тенденция к постепенной утрате полицией неподкупности».

И токма родна Советска власть!

У Якутска был шанс хоть немного изменить тягостное положение ссыльных, создав рабочие места, на которых были бы заняты «праздношатающиеся». С марта 1914 по 1916 годы велись переговоры о закупке в Петрограде современного оборудования для лесопильного, деревообрабатывающего заводов и мукомольной мельницы при Якутской электрической станции. Для строительства этих предприятий и для последующей работы требовалось до пятисот человек. Работа нашлась бы всем, даже за счет принудительного труда. Но до конце дело довести не удалось из-за революции 1917 года.

Криминогенная обстановка в Якутске была коренным образом улучшена позже. В начале 1930-х годов количество бродяг резко сократилось во время индустриализации и первой пятилетки. Бараки возле «кирпичных сараев» и за Талым озером были снесены…

Георгий Спиридонов

Фото: Этапные баржи – одна из примет технического прогресса на Лене в начале XX века.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Назван самый вероятный конец человеческой цивилизации

Последние новости