Первая авиакатастрофа в Якутии

15.03.2020 9:21 0

Первая авиакатастрофа в Якутии

Как погиб известный полярный летчик Отто Кальвица и бортмеханик Франц Леонгард. Они погибли в начале марта 1930 года, 90 лет назад. Но не все знают, что в той авиакатастрофе погиб еще один человек, третья жертва – радист Карчевский.

Якутянам хорошо известно имя этого летчика. Именем Кальвицы и Леонгарда названы улицы в Якутске и в Сангаре, там же установлен памятник погибшим летчикам. Есть село Кальвица в Кобяйском районе.

Теперь подробнее о самой авиакатастрофе.

7 марта 1930 года транспортный одномоторный самолет «Юнкерс В33» c бортовым номером «СССР -176» под управлением летчика Кальвицы и бортмеханика Леонгарда вылетел из Якутска в Булун. На борту также находился радист Карчевский. Он должен был остаться в Жиганске, чтобы обеспечивать экипаж Кальвицы радиосвязью и передавать метеоданные на всем пути. На борт самолета загрузили медикаменты. К тому же в Жиганске в самолет должен сесть врач, чтобы оказать помощь раненным красноармейцам и чекистам в Булуне при подавлении там повстанческого мятежа. В общем, самолет ждали. Но самолет Кальвицы до пункта назначения не долетел, разбился около Сангар, на льду реки Лена.

Отто Кальвица

Официальная версия

Причина - непогода

Вот что пишет в книге «Хроника авиации Якутии 1921-1987» В.И. Пестерев, бывший пилот гражданской авиации, кандидат исторических наук, на основе итогов расследования специальной комиссии под председательством нач. отдела по эксплуатации Сибирских воздушных линий В.А.Морзона по расследованию авиакатастрофы самолета Кальвицы.

«Следуя по маршруту Якутск-Сангар, Кальвица встретил постепенное усиление ветра и облачности. При подходе к п.Сангар ветер достигал уже значительной силы, доходя порывами до силы урагана, облаками было закрыто все небо, по земле ветром мело снег. Имея неблагоприятную воздушную обстановку, Кальвица решил произвести посадку на р.Лена близ п.Сангар. Выбрал площадку чистого снега на реке (около 400 на 450 метров) и стал снижаться для посадки.

Сделав два круга над площадкой на высоте около 100 метров, самолет резко бросило порывом ветра вниз и на нос. При резком броске самолета бортмеханик Леонгард был выброшен из самолета. Есть основание предположить, что вылетая из самолета, Леонгард задел штурвал, уклонил его вперед (возможно выбил из рук пилота), тем самым помог самолету перейти в пикирование. Малая высота не дала возможности Кальвице выровнять самолет, самолет врезался в лед». Отметим, что это выводы комиссии по расследованию причин авиакатастрофы в марте 1930 г.

Первая авиакатастрофа в Якутии

Есть другие версии гибели Кальвицы

Изучая обстоятельства гибели и официальные документы, другие версии приводит Юрий Антонов, отличник Гидрометслужбы СССР, ветеран авиации Якутии. Кстати, Юрий Константинович на протяжении 20 лет (с 1968 по 1988 гг.) входил в состав комиссий по расследованию авиапроисшествий в Якутии.

Еще в 2002 году в журнале «Якутский архив» была опубликована его статья, по сути, исследование с новым взглядом на события, произошедшие в марте 1930 г. Думается, многим будет интересно ознакомиться с выводами автора Ю.К. Антонова, тем более, что документы и акты по катастрофе долгое время были не доступны.

Из акта 7.03.1930 г., составленном в п.Сангар

«Мы, нижеподписавшиеся, составили акт в следующем: сего числа около 9 ч. утра рабочий Темиргалев Мухамет прибежал в контору и сказал, что видел как на р.Лена упал аэроплан. Заметил это на расстоянии приблизительно 40 сажень (1 сажень – 2,13 метра) от земли, аэроплан летел прямо вниз мотором, причем летел двумя частями, одна впереди, другая сзади и что летело сзади, а что впереди, он разобрать и понять не мог.

После заявления Темиргалева, находящиеся в конторе служащие и рабочие побежали по направлению… с правого берега Лены, т.е. с места расположения Сангарских копей. На северо-западе был виден черный силуэт неопределенной формы на льду на расстоянии примерно в 1,5 километрах. Дул сильный юго-восточный ветер с пургой. Когда подбежали ближе, на расстоянии нескольких метров, то различил аэроплан, разбитый на две части, передняя часть лежала кверху лыжами, задняя хвостовая часть, оторванная по кабину лежала отдельно около 10 метров.

Вверх по течению виднелся еще один какой-то предмет, и когда подошли к нему оказался труп, впоследствии, как выяснилось, труп летчика Кальвицы, который лежал кверху лицом… с раскинутыми в стороны руками, весь живот разбит и в крови, а также под головой кровь и разбитый череп – без признаков жизни. Труп лежал в 15 метрах от самолета. Шапка от трупа в стороне метров на 10. Осмотрев труп, побежали к аэроплану к передней его части. Несколько раз окликнули, никто не отозвался. Но слышно было бульканье чего-то и в боковую часть разбитой кабины выглядывали наружу ноги человека. Не зная есть или нет люди хотя бы с малейшими признаками жизни и чтобы извлечь их оттуда – были извлечены часть банок и посылок и, когда был очищен второй человек без признаков жизни с посиневшим лицом и крови изо рта, по изъятии из карманов документов оказался радист Карчевский. Лежал он вниз лицом и на нем был багаж

Третий труп виднелся под машиной раздавленный и был извлечен после всех… также был без признаков жизни, привязанный к сиденью… труп оказался бортмеханик Леонгард. Все трупы были осмотрены на месте легпопом, фельдшером Ивановой-Дунаевской М.М.».

«Непогода лишь усугубила авиакатастрофу, основная причина – неисправность самолета»

Изучив документы, проанализировав материалы расследований, ветеран авиации Юрий Антонов пришел к следующим выводам. Взлет из Якутска состоялся при благоприятных условиях погоды: облачность высотой выше 6 км., отличная видимость, слабый ю-восточн. ветер 2 м/с, атм. давление – 760 мм, температура 34 градуса мороза при отсутствии атмосферных явлений.

Погода на эшелоне (высоте полета) в р-не Сангар также благоприятствовала полету: высокая облачность, осадков не было, видимость хорошая.

«Чем ближе самолет подходил к Верхоянским горам, тем больше волновался Кальвица и Леонгард – прежде послушный самолет, начал неадекватно реагировать на действия летчика, на штурвале и педалях чувствовались затруднения», - приводит свои заключения Ю.Антонов. И на это есть доводы.

Ранее, в сентябре 1929 г. при транспортировке этого самого самолета «Юнкерс В 33» при столкновении барж, произошли поломки хвостовой части, стабилизатора, руля высоты и направления (хвоста самолета). Свидетелями этого были Кальвица и Леонгард, они сопровождали самолет из Булуна до Якутска. «И возможно, что кроме видимых поломок были внутренние нарушения в конструкции фюзеляжа, но их не заметили», - продолжает свою версию ветеран авиации Ю.Антонов. И при приемке самолета и после выполнения проверочных полетов после ремонта, Кальвица записал в акте замечание: «немного давит на правую ногу, что не препятствует полету» (НА РС(Я), Ф.1447. Оп.1. Д.43, Л.7-8).

Но вернемся к 7 марта 1930 г. в день авиакатастрофы. Тогда около Сангар экипаж оказался перед выбором: либо следовать дальше в Жиганск, не зная технического состояния самолета, либо сесть около п.Сангар для устранения неисправности. Неизвестно, Кальвица приступил к посадке, сделав несколько кругов на рекой; или резко начал снижаться, заранее определив ветер у земли и выбрав площадку. Скорее всего с плавным снижением, учитывая трудности с управлением самолета. Болтанка у земли усилилась. И на высоте 100 метров – один из очередных бросков болтанки, а не резкий порыв ветра (!) и фюзеляж не выдержал и разламывается на 2 части. Какое-то время части самолета удерживаются тросами управления, а после удара об лед тросы лопаются. При ударе об лед, Кальвица был выброшен из самолета, т.к. не пристегнулся ремнями.

Кто виноват?

Через неделю после катастрофы, в Сангар прибывает совместная комиссия Сибирских воздушных линий и Совнаркома ЯАССР. Ее возглавил нач. отдела технической эксплуатации СВЛ тов. В.Морзон. Он был вторым лицом в СВЛ и как раз под его началом в феврале того года проходили ремонт самолеты № 175 и № 176 (самолет на котором потом разобьется Кальвица).

И понятно, что получив сообщение о катастрофе самолета № 176 с Кальвица, Морзон оказался в очень сложном положении. Именно он давал «добро» на полет, он был старшим по должности в Якутске, к тому же ремонт проходил под его руководством.

В те годы его легко могли привлечь к ответственности за вредительство, сделать врагом народа. И тогда В. Морзон приложил все усилия, чтобы замечания по техническому состоянию самолету не попали в акт комиссии. Впрочем, сделать это было легко – Морзон был единственным представителем авиации в составе комиссии. И так вышло, что на долгие годы, основной причиной катастрофы самолета Кальвицы считали непогоду, сложные метеоусловия и даже отчасти вину свалили на действия экипажа.

Аркадий ЛЕБЕДЕВ

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Назван самый вероятный конец человеческой цивилизации

Последние новости