"Гордость России". Зооволонтер из Якутска Злата Сычёва спасает животных, пострадавших от рук живодеров

05.01.2020 0:33 3

Проект «Гордость России» рассказывает о людях, которым не все равно. Именно благодаря этому сайту мы узнали о якутском почтальоне Афанасии Полятинском. В этот раз героем стала волонтер Злата Сычева. Предлагаем вашему вниманию статью о "Герое дня".

Сколько себя помню, я всегда занималась животными, они постоянно жили в нашем доме. Родители не могли пройти мимо пострадавших кошек и собак: кормили, лечили, искали им хозяев. Поэтому то, что я стала зооволонтером, скорее закономерность, воспитание; вот то, что формирует наши взгляды на жизнь.

О журналистике и зоозащите

Я работала в журналистике, но так получилось, что в силу определенных обстоятельств мне пришлось уйти из профессии. Когда встал выбор между журналистикой и зоозащитой, я, не раздумывая, выбрала последнее. Как оказалось, с животными мне удается гораздо лучше находить общий язык, нежели с моим руководством. Если говорить начистоту, то я немногое потеряла, уйдя из журналистики, больше приобрела, особенно ценно то, что у меня освободилось время, которое я полностью посвящаю спасению животных. В материальном плане я тоже не осталась в минусе: честный журналист зарабатывает немного, а нечестно я работать не умею и не хочу. Сейчас я занимаюсь зоозащитой и работаю в зоотакси, иногда за отдельную плату могу сходить с животным на прием к ветеринару. О своем решении круто изменить жизнь я не пожалела, потому что занимаюсь тем, к чему лежит моя душа.
О сложностях
Наш регион очень сложный в отношении зоообстановки. Наверное, один из самых сложных в стране. Животных погибает очень много, особенно зимой. В деревнях собакам живётся лучше, там их ценят за помощь в охоте, а у городских жителей, видимо, такой менталитет: выживет ли животное, погибнет – все равно. Очень часто животные замерзают заживо, это около 70% всех случаев, мало кто, видя замерзающую собаку, пустит её погреться. Буквально сегодня, в мороз -47 градусов, я обнаружила старую собаку с полностью обмороженными лапами и хвостом, страшная картина. Отвезла её в клинику, удалось найти хозяев животного, на мое удивление они ее забрали и будут лечить, возможно, несмотря на то, что придётся ампутировать все четыре лапы.
Зачастую животные замерзают насмерть прямо на цепи. По весне пристроить животное очень просто: в окраинах Якутска много дач, люди с удовольствием берут кошек и собак на сезон, но проходит лето, и они возвращаются в городские квартиры без питомцев. Хорошо, если собаку отвяжут от цепи и отпустят выживать, некоторые забывают! У нас даже есть волонтеры, которые целенаправленно ездят по дачам после закрытия сезона, спасают тех, кто там остался. Бытует мнение, что на Севере живут люди с горячим сердцем, но, к сожалению, не все добры, большинство безразличны и не сострадательны, особенно по отношению к животным.

О помощи животным
Приюта для животных в Якутске нет. У нас есть пункт передержки бродячих животных, где отловленные бродяги находятся 10 дней, а после их усыпляют. Животных по городу отлавливают при помощи дротиков, часто неверно рассчитанная дозировка бывает смертельной, половина погибает по пути в пункт передержки. А ведь на улице очень много домашних собак на самовыгуле. Это страшно, что людям ничего не надо, такая душевная чёрствость поражает. Мне ничего не остается, как помогать животным точечно: меня находят через социальные сети, сообщают о животных, которые находятся в беде или над которыми издеваются хозяева. На самом деле социальные сети – очень хороший инструмент помощи, например, потребовалась пара часов, чтобы найти передержку для собаки с серьезными заболеваниями, причем помощь пришла не от одного человека, сразу трое пожелали взять собаку на временное содержание. Десятки людей помогли собаке финансово. Такие случаи вселяют веру в людей, значит, еще не все потеряно.
Я не знаю, скольким животным помогла за все эти годы, я их не считаю. Бывает, что перед сном прокручиваешь в голове прошедший день и ставишь себе плюсик за одну или две спасенных жизни. Я понимаю, что всех спасти невозможно, но все равно стараюсь охватить как можно больше тех, кто нуждается в помощи. Обычно я занимаюсь безнадежными животными, потому что понимаю: у них меньше всего шансов. Например, у меня живет замечательный пес Филя, которому живодеры отрезали нос и изрезали пасть. Из-за весьма специфической внешности он не может найти дом, несмотря на то, что это невероятно умная, благодарная и понимающая собака. Ему даже ничего говорить не нужно, просто посмотришь на него, а он уже все понял. Я верю, что наш Франкефиля найдет своего человека.
О сыне
Многие считают зоозащитников странными людьми, кто-то просто не понимает, другие вообще испытывают негатив. Я считаю, что каждый человек волен выбирать наиболее близкие для себя формы помощи: кто-то занимается одинокими стариками, другие – детьми-сиротами, а я помогаю животным и считаю, что моя помощь не менее важна. Но, наверное, все взаимосвязано, потому что я не смогу пройти мимо одинокой бабушки, попавшей в беду, как не сумела пройти мимо ребенка, у которого на пожаре погибла мать…
Несколько лет назад я стала мамой осиротевшего мальчика. Кровная мать Кирилла погибла во время пожара. Помимо него, в семье было еще пять детей, все от разных отцов. Я совершенно случайно оказалась на этом пожаре, а после потеряла покой. Остальных детей разобрали родственники, и только Кирилл попал в детский дом. По какой-то причине никто из родных не захотел его забрать. Моя мама, видя, как я мучаюсь, сказала: «Забирай, вырастим». Так я стала мамой двоих детей. Помимо Кирюши, у меня есть дочь Кира. Я часто пишу о моем опыте приемного родителя в соцсетях, может быть, мой пример вдохновит кого-то на такой же поступок. Я верю, что есть много людей, которые готовы осчастливить своей любовью маленькую душу.
О боли
Почти все истории бездомных животных, которые проходят через мои руки, заканчиваются хорошо. Но есть одна боль, которая меня точит последние полгода, мне действительно очень тяжело жить с этой ношей. Я уверена, что те, у кого есть дети, меня поймут. Я не могла поступить иначе. Незадолго до этого ужасного происшествия мы спасли немецкого дога – огромная собака, очень красивая и статная. Дог по кличке Алеша попал к нам в состоянии крайнего истощения, мы объявляли на него сбор средств, долго лечили, в него было вложено много ресурсов как материальных, так и моральных.

Но случилось, что он покусал моего сына. Причем произошло это не единожды, а с разницей в несколько дней. Если в первый раз он сломал ребенку ключицу, то во второй раз травма была еще более серьезная – открытый перелом. И если при первом эпизоде мы не помышляли о том, чтобы убрать собаку из дома, то второй раз нам дал ясное понимание, что необходимо принимать серьезные меры. Устроить Алешу на передержку в другую семью было невозможно: это было бы преступлением, потому что мы не могли дать гарантии, что ситуация не повторится снова, а промолчать об этом нельзя, последствия могут быть крайне серьезными. У Алеши была сильно поломана психика, он сменил много хозяев, зачастую люди велись на его красоту, совершенно забывая, что эта собака требует не только любования, но и воспитания. Решение мне далось очень тяжело, но собаку мы усыпили.

Эту боль я до сих пор ношу в себе, мне больно за собаку, но в то же время мне стыдно перед сыном: разве это правильно, что я помогаю животным, а мой ребенок пострадал из-за бездомного пса? С тех пор я не привожу домой новых собак, этот случай меня многому научил… Я очень надеюсь, что когда-нибудь смогу хотя бы частично простить себя за этот поступок, но другого выхода я просто не видела.


О мечте и выгорании
Я мечтаю о приюте. В нашем регионе невозможно помогать животным без приюта, особенно зимой. Летом проблем нет, и волонтеров больше, и возможностей, а зимой город замирает, при том что именно в аномальные морозы особенно нужна помощь.
Я не имею морального права опускать руки, хотя выгорание со мной случалось и не раз, я понимаю, что животных очень много, но им нужна моя помощь. Когда я вижу на улице искалеченное или замерзающее животное, которое смотрит мне в глаза, я не могу пройти мимо. Люди стали слишком хорошо жить, потому что забыли, как их выручали животные во все времена. Я не устаю повторять эту фразу: «На заре человечества собаки защищали людей от хищных зверей, теперь пришло время нам защищать собак от озверевших людей».

О семье и о том, что дает силы
Родители относятся с пониманием к тому, чем я занимаюсь. Самое главное, что они мне помогают и любят наших питомцев, а у нас их немало: 7 собак, 2 кота и два крыса. Эти животные попали ко мне в силу определенных обстоятельств, но все они кастрированные, начиная с собак, заканчивая крысами. Я убеждена, что первое правило помощи бездомным животным – стерилизация домашних питомцев. Ведь бродячие животные практически все когда-то были домашними! Стерилизация нужна массовая, чтобы остановить этот поток никому не нужных собак.
Мне дает силы семья: родители и мои дети. Иногда дочь-первоклассница садится в машину после школы и спрашивает: «Мам, кого мы сегодня едем спасать: кошечку или собачку?». В такие моменты я смотрю на нее и понимаю, что все не напрасно».
Страницы Златы Сычёвой в соцсетях:

Facebook: https://www.facebook.com/zlata.sycheva
Instagram: https://www.instagram.com/zlata_tv/
«ВКонтакте»: https://vk.com/id2665252

Гордость России

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Назван самый вероятный конец человеческой цивилизации

Последние новости