Экс-министр здравоохранения Якутии: "Медики спасают мир от ковида ценой своей жизни"

21.06.2020 4:01 0

Вячеслав Александров рассказал в интервью Sakhaday о сыне-хирурге, о том, почему нельзя сокращать медработников, высказал мнение об отечественной и западной медицине, о уголовном деле Вербицкой.

Александров - доктор медицинских наук, работал министром здравоохранения республики с 2003 по 2010 годы. Был гендиректором Национального медицинского центра, главным врачом РБ №2. В 2011 году на него было заведено уголовное дело. По версии следствия, министр заключил с поставщиками, входящими в группу «Siemens AG», антиконкурентное соглашение при осуществлении закупок медицинской техники. В 2013 году дело было закрыто, в связи с отсутствием состава преступления. В 2016 году Александров был реабилитирован. Прокуратура Якутии принесла ему официальное извинение за незаконное уголовное преследование.

Сейчас бывший министр находится на пенсии. Живет, по его словам, делами семьи.

Об оптимизации

- Какие впечатляющие результаты в якутской медицине за последние годы вы могли бы отметить?

- Преобразования за последние годы в медицине республики носят явно прорывной характер. Еще в мою бытность был создан региональный сосудистый центр в РБ №2, где заняты первоклассные специалисты. Благодаря им сохранены жизни тысячам пациентам.

Наши трансплантологи одни из первых на Дальнем Востоке начали проводить операции по пересадке почек больным, находящимся на хроническом диализе. Сначала донорами были только их родные. И уже несколько лет делается пересадка органа от погибших. Понятно, что все выполняется согласно закону.

В республиканской медицине сильный центр термальной травмы, где работают профессионалы высочайшего уровня. У якутской нейрохирургии одна из лучших показателей по хирургическому лечению сосудистых аневризм в мозге.

Очень хорошо работают республиканские травмоцентры, особенно по имплантациям суставов нижних конечностей. В онкологии внедрена достаточно много интересных технологий, в том числе таргетное противоопухолевое лечение химиопрепаратами. Рентгенохирурги успешно освоили лечение нарушений сердечного ритма с отличными результатами.

Надо упомянуть здесь и любимую телемедицину. Хотя она не лечит, но здорово поддерживает врачей в районах, которые иногда один на один с больными, и не всегда молодым докторам хватает опыта.

Количество оказания высокотехнологичной медицинской помощи выросло в разы. И при достаточном финансировании закупок расходных материалов и оригинальных лекарственных препаратов, очередей на эти услуги не было бы.

- В прошлом году активно обсуждался вопрос оптимизации бюджетных структур, в том числе в сфере здравоохранения. Ваше мнение по этому поводу?

- Этот вопрос мне представляется достаточно важным. Существующая медицинская помощь в поликлиниках, больницах осуществляется по программе государственных гарантий. Программа утверждается каждый год правительством республики. Как вы поняли, это объемы услуг и деньги на них. Конечно же, расходы рассчитываются с учетом ожидаемых заболевших, болезненности населения и всех затрат на лечение, оплаты труда медиков. Зарплата рассчитывается на определенное число работающего медперсонала в целом по республике. Поэтому сокращение или, как модно сейчас принято говорить, оптимизация может привести к падению объема оказываемой бесплатной медицинской помощи. Хотя это не совсем бесплатно, так как бюджет формируется из наших с вами налогов.

Сокращая персонал, мы физически создаем трудности для доступности медицинских услуг. Отсюда очереди к врачу, эмоциональное выгорание медиков. И это не банальный шантаж, а прогноз последствий. Посудите, во-первых, во все переходные годы экономики и кризиса в стране болезненность населения, к нашему огорчению, не стояла на месте и чаще росла. Отмечу, что когда человек, особенно ребенок, не доедает или потребляет несбаланисрованную, невысокого качества пищу, то здоровья у него не прибавляется. И если, допустим, растет болезненность населения, то у медиков соответственно прибавляется работа. Но вопреки здравой логике за эти годы проводится сокращение - оптимизация. Но всему бывает предел. И он может наступить и для нашей перегруженной отрасли и за грядущими сокращениями наступит разрушение гарантированной бесплатной медпомощи. И кто будет в ответе, кто разделит ответственность?

Во-вторых, социальные нормативы по штатной численности не соответствуют уже упомянутому уровню болезненности населения и нового фактора, как криминогенность общества. А несчатные случаи, пожары, ДТП, отморожения, огнестрельные и ножевые ранения, укусы собак, да и просто ушибы и падения? Если все это будет расти, то резко увеличится объем оказания неотложной медпомощи.

В-третьих, упоминания об условиях Крайнего Севера уже прочно стало расхожим, нарицательным местом в выступлениях политиков. Вспомните, в свое время "досокращались" по социальным нормативам до того, что в труднодоступных наслегах, а таковых много, не стало пожарных расчетов, а теперь не будет еще и врача. Поэтому проблема сокращений лишних ставок, если они есть, из разряда административных мер правительства должна перейти на внутренний уровень лечебных учреждений. Конечно, оптимизация легко была бы решаема, если бы население вело здоровый образ жизни, потребляло безопасные продукты, занималось физкультурой, отказалось бы от курения и злоупотребления алкоголем.

О совете при спикере и Чичигинарове

- Госслужба - не самая привлекательная, невысокодоходная и неблагодарная деятельность. Почему вы решили ею заняться?

- Собственно карьера никогда не была для меня самоцелью, просто так складывались внешние обстоятельства и требования времени.

В 1980 году меня назначили руководителем республиканского наркологического диспансера, за которым закрепили здания тубсанатория "Красная Якутия". В последующем участвовал в оснащении и запуске в эксплуатацию медцентра в 1990 году. Был первым директором НЦМ-РБ№1 и руководил 2,5 тысячным коллективом.

Затем реорганизовал со своими единомышленниками старейшую республиканскую больницу скорой медицинской помощи в учреждение нового типа - высокоуровневую больницу - Центр медицины катастроф.

То есть на протяжении всей трудовой деятельности приходилось упорно, настойчиво и разумно решать поставленные задачи. А главным для нас, прежде всего, было создание нормативных условий для пациентов и персонала.

Что касается вашего вопроса, то я счел за честь согласиться на предложение В.А. Штырова возглавить отрасль медицины. И это, надо сказать, были не впустую прожитые годы.

- Когда вас полтора года назад позвали в общественный совет при спикере Ил Тумэна, согласились сразу?

- Был удивлен, конечно. Но во мне возобладало то, что увидел в глазах недавно избранного спикера желание что-то сделать для республики. Он собрал в этом совете людей с опытом работы в госслужбе, общественно-политической деятельности в масштабах республики. Мы собирались, готовили материалы для совещания о сельском здравоохранении, которое состоялось в селе Майя Мегино-Кангаласского района.

- У вас не возникает вопрос к председателю комитета здравоохранения Ил Тумэна Владимиру Чичигинарову, в связи с тем, что его близкие родственники оказались фигурантами уголовного дела о поставках лекарств?

- С этим вопросом к нему не обращался. Полагаю, что следствие занимается.

- Многие высказываются, что после такого скандала он должен был отказаться от депутатского мандата. Как считаете?

- Я с ним не общался ни тогда, когда он выдвигался в депутаты, ни после избрания. Он не обращался ко мне ни за советом, ни за консультацией. Не зная сути происходящего, у меня нет какого-либо умозаключения. Мне кажется, нужно дождаться окончания следствия.

- А как вы считаете, можно ли так нажиться на поставках медикаментов или может быть это ошибка какая-то, как в вашем случае, когда следствие попыталось сфабриковать уголовное дело?

- В моем случае некие люди оговорили меня, заявили то, чего не было. И на основании этих заявлений следствие возбудило уголовное дело. Я по этому поводу высказывался в СМИ: следователю хотелось громкой славы. Думаю, что, может быть, кто-то из нашей внутренней среды был заинтересован, чтобы было возбуждено уголовное дело на меня, каким-то образом хотел наказать меня.

В случае семьи Чичигинаровых были сделаны официальные заявления правоохранительных органов в СМИ. Отмахиваться от этого, наверное, нельзя.

О "Якутске вечернем" и Вербицкой

- После реабилитации вы потребовали от государства компенсацию за незаконное уголовное преследование. А обращались ли к изданиям, которые много писали о вашем деле, чтобы они дали новую информацию о нем?

- Естественно. В момент, когда шло расследование дела, газета "Якутск вечерний" писала целую сагу по нему. После я обратился в редакцию, приложил все доказательства по 8 пунктам, чтобы газета дала опровержение и попросил официального извинения. К сожалению, они долго тянули, целый месяц. В конце концов, мне ответили, что на 47 странице помещена маленькая заметка о том, что я реабилитирован. Они посчитали, что этого достаточно.

- Ваша жизнь, наверное, разделилось на "до" и "после". А много людей отвернулось, когда все это случилось?

- Ну, я свою жизнь не раскладывал на периоды. Просто надо было защищать себя, свою семью, свое достоинство.

Я бы сказал, позабыли. Но меня поддерживали земляки, очень серьезно морально поддержал реском профсоюза медицинских работников. Председатель рескома Людмила Прокопьевна Корнилова не поверила с самого начала тому, в чем меня СМИ обвиняли. Более того, по ее и инициативе активистов рескома провели сбор подписей в мою поддержку. Собрали больше трех тысяч подписей, хотели отнести в прокуратуру. Я сказал, что пока не надо, потому что к тому моменту расследование дела уже начало буксовать. Но это письмо я сохранил как память - я благодарен Людмиле Прокопьевне, активистам. Они честно, добровольно высказали свое мнение, в то время я уже не был руководителем.

- В прошлом году сразу два громких скандала случилось в вашей отрасли. Уволили главного врача РБ №2, завели уголовное дело на замминистра Вербицкую. Следили за событиями?

- С Людмилой Ильясовной я начал работать еще тогда, когда запускал Центр охраны материнства и детства. Она была назначена заведующей лор-отделения. В 2003 году ее, как врача, инициативного работника, я пригласил на должность замминистра. Знаю ее неплохо, поэтому поразился тем обвинениям, которые были ей предъявлены. Я не поверил и не верю - она не способна на такие "подвиги". Кроме того, контракты по поставкам питания в РБ №2 не входят в круг ее полномочий. Поэтому скажу, что здесь возможен оговор со стороны бывшего руководства РБ №2.

О сыновьях и коллегах

- Вы огорчены тем, что не востребованы сейчас как специалист?

- Возможно мой опыт работы в систематизирующих учреждениях медицины позволило бы уверенно ориентироваться в нынешней ситуации и выбрать правильные действия. Хотя могли бы быть и издержки. Ведь много перемен и преобразований произошли за эти годы, приняты новые нормативные акты и другое. Но думаю, я еще помню принципы и не разучился стоять на защите здоровья населения.

А в данный момент я востребован в семье, внуками. Эта та среда, которая давала мне опору, когда я трудился, и когда подвергался незаконному уголовному преследованию. Теперь я полностью посвящаю себя им.

- Выбрали ли ваши дети профессию медика?

- Старший сын. Он - хирург, ведет два вида деятельности в одном большом учреждении в Волгоградской области. Попал туда по приглашению, отучившись в мединституте РУДН. Занимается пересадкой почек и оперирует больных с опухолями в мочеполовой системе. Он уважаемый человек. Мне за него не стыдно. Горжусь им.

У меня двое сыновей. Младший сын окончил с красным дипломом налоговую академию. Проработал в международной аудиторской компании. Потом понял, что это не его дело. Оставил работу и стал профессиональным фотографом.

Через неделю жду в гости на целое лето старшего внука. Он прилетает ко мне каждый год. В прошлом году гостили младшие внуки тоже. Вожу их в родовой сайылык в верховье Амги. Там у нас установлен памятник нашим предкам, которые уходили оттуда на фронт. В юбилейные даты ВОВ проводим там встречи родственников.

- Многие люди, критикующие западные страны, приводят в качестве аргумента отсутствие государственной медпомощи. В нашей стране можно рассчитывать на бесплатное лечение. Какие плюсы и минусы в западной и российской системах здравоохранения?

- Правы те, кто критикует западные страны. До 80-х годов прошлого столетия советская система медицины добилась больших успехов за счет того, что сделала доступными основные медицинские услуги для бедного, разбросанного по всей стране населения.

Что касается нынешней ситуации, то медицина западных стран очень разная. Допустим, в США за все надо платить пациенту. За счет государственных средств там финансируется только психлечебница, госпитали для военных и инфекционные больницы. Все остальные услуги за счет частного страхования и личных средств.

Нам ближе Англия. Там общедоступная медпомощь, как и у нас, но везде очереди. Чтобы попасть на прием к узкому специалисту, надо пройти терапевта, очереди на исследование КТ, УЗИ и другие.

Из плюсов у отечественного здравоохранения - умереть от аппендицита точно не дадут. А минусы? За что нас ругает население, это и есть минусы. У нас медицина ближе к государственной, но все-таки средства ОМС - это наши налоги, отчисления из фонда оплаты труда. Поэтому стопроцентно назвать государственной медицину нельзя.

Когда запускали медцентр в 90-е годы, ездил в Австрию, ознакомился с госпиталями высокотехнологичного уровня. Удивило, что больница занимается только пациентами, то есть лечебной деятельностью и выхаживанием пациентов. Вопросы организации питания, поставок медикаментов, расходных материалов находятся в ведении сторонних организаций, работающих на аутсорсинге. Таким образом высвобождается время, и медики заняты основной деятельностью. Присутствовал на операции. Ежедневно первая операция назначается в 7 часов утра. Второе, что удивило, медики освобождены от писанины. Они все записывают на диктофон, специальные службы это расшифровывают.

- Пандемия обнажила слабые места отечественной медицины. Что поможет изменить ситуацию в лучшую сторону?

- Пандемия действительно открыла слабые места не только российского здравоохранения, но и у наших коллег в ведущих мировых странах. Причин много, о них говорилось в СМИ, не хочу повторяться. Скажу другое.

Одно время в обществе из-за отдельных недобросовестных медиков попытались принизить образ врача, часто незаслуженно критикуя, и это чуть было не привело к самоизоляции и отторжению медиков от остального общества. Но случилось беда - эпидемия -, и наши медики, как и всегда, своим самоотверженным трудом справились с ситуацией, несмотря на материальные, моральные и кадровые потери. Иногда ценой своих жизней. Это не просто работа. Это служение, и даже больше - это подвиг.

Поздравляю всех коллег, с которыми работал, общался, людей, которые меня поддержали, с профессиональным праздником. Всем желаю быть здоровыми и стремиться к этому.

Саша АЛЕКСАНДРОВА

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Назван самый вероятный конец человеческой цивилизации

Последние новости